Rambler's Top100
Международная научная хирургическая ассоциация
Домой Ассоциация Конференции Публикации Спонсорам
Международная научная хирургическая ассоциация
Международная научная хирургическая ассоциация
Домой
Ассоциация
Конференции
Публикации
Спонсорам
Международная научная хирургическая ассоциация

English

 

Russian

 

 

Добро пожаловать на наши конференции!!!
alternatead

Прошедшие конференции по хирургии

Сердечно-сосудистая хирургия и ангиология - 2003
Сердечно-сосудистая хирургия и ангиология - 2004
Сердечно-сосудистая хирургия и ангиология - 2005
Сердечно-сосудистая хирургия и ангиология - 2006
Cердечно-сосудистая хирургия и ангиология - 2007
Сердечно-сосудистая хирургия и ангиология - 2008
Сердечно-сосудистая хирургия и ангиология - 2009
Сердечно-сосудистая хирургия и ангиология - 2010
InterSpine - 2004
InterSpine - 2005
InterSpine - 2006
InterSpine - 2007
InterSpine - 2008
InterSpine - 2009
InterSpine - 2010
Новые технологии в медицине - 2004
Новые технологии в медицине - 2005
Новые технологии в медицине - 2006
Новые технологии в медицине - 2007
Новые технологии в медицине - 2008
Новые технологии в медицине - 2009
Новые технологии в медицине - 2010


Виртуальная клиника семейной медицины

Медицинская литература
В нашей библиотеке Вы можете ознакомиться с некоторыми интересными книгами и большим количеством статей по хирургии и различным разделам медицины.
В нашем магазине Вы можете приобрести необходимые Вам в повседневной работе книги и CD/DVD диски.

 

Информация для врачей
Подпишитесь на нашу рассылку и Вы будете своевременно узнавать о новостях медицины, планируемых конференциях и форумах.
Новости медицины

 

А.М.Орел

АРГУМЕНТЫ, ПОДТВЕРЖДАЮЩИЕ СТРУКТУРАЛЬНУЮ ОСТЕОПАТИЧЕСКУЮ КОНЦЕПЦИЮ, ПОЛУЧЕННЫЕ С ПОМОЩЬЮ СИСТЕМНОГО АНАЛИЗА РЕНТГЕНОГРАММ ПОЗВОНОЧНИКА

Кафедра мануальной терапии ФППОВ ММА им. И.М.Сеченова, Москва, Россия

Аннотация: При исследовании 452 САРП-моделей, изучена частота встречаемости артроза реберно-позвоночных суставов - у 97 (21,5%) и боковой клиновидной деформации тел грудных позвонков - у 82 (18,14%) пациентов. Локализация артроза реберно-позвоночных суставов изучена у 110 пациентов, мужчин - 60, женщин - 50 в возрасте от 17 до 74 лет с этим заболеванием. Выявлено, что артроз реберно-позвоночных суставов наиболее часто локализовался на уровне TIX позвонка у 68,8% и 63,3% пациентов (слева и справа, соответственно), на уровне TX у 47,7% - 42,2% и TVIII у 33,9% - 29,4%. Боковая клиновидная деформация обнаружена в телах позвонков TIV - 16 (19,51%), TVIII (19,51%), TVII - 13 (15,85%), TVI, TIX , ТХ и LIV - 10 позвонков (12,20%). Клиновидная форма тела позвонка была диагностирована крайне редко у позвонков CVII и TV - у 2 позвонков (2,44%), и TXII у 3 позвонков (3,66%). Таким образом, удалось получить веские аргументы в пользу правомерности структуральной остеопатической концепции J.M.Littlejohn и J.Wernham.

Ключевые слова: Системный анализ рентгенограмм позвоночника, структуральная остеопатическая концепция M.Littlejohn и J.Wernham, артроз реберно-позвоночных суставов, боковая клиновидная деформация тел позвонков


Эффективность и широкое внедрение в практику методов лечения холистической медицины поставили на повестку дня вопрос переосмысления лечебной деятельности и медицины в целом с позиций неделимой целостности организма человека. Широкие перспективы в связи с этим открываются при внедрении в медицинскую практику положений остеопатии, основы которой заложил А.Т.Стил [9].

Структуральная остеопатическая концепция, была разработана J.M.Littlejohn и J.Wernham (Великобритания). Согласно этой концепции позвоночник функционирует как целостная система, обеспечивающая адаптацию организма к гравитационным и антигравитационным нагрузкам [1, 2, 7, 10].

Тело человека осуществляет два вида двигательных функций: поддержание положения (позы) и собственно движения (локомоции). В естественных условиях разделить их невозможно. В то же время при анализе двигательной активности полезно различать позные функции, способствующие поддержанию тела в определенном положении, и, в частности, сохранению вертикального положения в гравитационном поле Земли, и целенаправленные движения. Согласно концепции J.M.Littlejohn и J.Wernham результирующая распределения этих сил – центральная линия гравитации – идет вдоль продольной оси тела человека, сверху вниз через темя, зуб CII, и тела TIV и LIII позвонков, тазовое дно, сухожильный центр промежности и проецируется на опорную поверхность кзади от линии лодыжек. Адаптация позвоночника происходит путем формирования физиологических искривлений в сагиттальной плоскости и функциональной биомеханической специализации позвонков [1, 2, 7, 10].

J.M.Littlejohn и J.Wernham считали, что в позвоночнике участки максимальной двигательной активности чередуются со статичными зонами, поддержание пространственного положения которых в относительном покое является принципиальной задачей всего организма. Позвоночный столб функционирует в соответствии с дугами механических напряжений и реакций. Остеопаты различают верхнюю (шейную) дугу (CI-СIV), среднюю (грудную) дугу (CVI-TVIII) с двумя осевыми (шарнирными) позвонками между дугами (CV и TIX) и нижнюю (поясничную) дугу (TX-LIV), соединяющуюся с крестцом через осевой позвонок основания (LV) [7, 10].

Позвонки CII, TIV, LIII играют роль статических позвонков. Позвонок TIV является интегрирующей зоной позвоночника, куда сходятся все параметры статики и перемещения частей тела как от шейного отдела и головы, так и от туловища и нижних конечностей. Позвонок CII принципиально важен в реализации функции правильного положения головы относительно Земли. Через позвонок LIII проходит гравитационная ось. Он самый подвижный в поясничном отделе. Функциональные нарушения пространственного положения костей стоп, коленных, тазобедренных или крестцово-подвздошных суставов автоматически приводят к адаптации положения позвонка LIII [1, 2, 7, 10].

Шарнирные позвонки CI, CV, TIX и LV регулируют движение позвоночника. Эти позвонки гасят колебания фасеток LV-SI и крестца, положение которого постоянно изменяется при ходьбе. Кроме того, шарнирные позвонки связаны друг с другом функциональными взаимоотношениями [1, 2, 7, 10].

В соответствии с концепцией J.M.Littlejohn и J.Wernham, позвонок TIX занимает особое место в ряду позвонков. Он находится в центре первичной позвоночной кифотической дуги в эмбриональном периоде и у новорожденного, а у взрослого человека на этом уровне аккумулируются все возмущения со стороны внешней среды, приходящие сверху или снизу [7, 10].

К сожалению, большое число остеопатических концепций часто носят эмпирический характер. Они отражают практический опыт специалистов, полезны с точки зрения использования для лечения больных [8]. Однако они не прошли строгой научной верификации, что открывает новые направления научных исследований, в том числе с помощью методов лучевой диагностики. Проблема заключается в том, что на сегодняшний день практически отсутствуют методы адекватного описания и оценки изучаемых структур с учетом всей их сложности. В частности, когда речь идет об изучении позвоночника, существует насущная потребность в исследовании не только морфологического строения, но и пространственного положения каждого позвонка и всего позвоночника в целом.

Метод системного анализа рентгенограмм позвоночника (метод САРП) предлагает решения такой задачи, поскольку с его помощью в виде графического образа (индивидуальной системной САРП-модели) и алгоритмизированного описания удается изучить и зарегистрировать более 250 существенных признаков, характеризующих состояние позвоночника. Результаты компьютерной обработки данных могут дать принципиально новые представления о функционировании позвоночника [4]. Более того, обобщая реальный опыт исследования большого числа рентгенограмм, метод САРП позволил выявить временные срезы формирования дистрофических изменений в позвоночнике человека. С этой целью были исследованы системные САРП-модели 452 пациентов, обращавшихся по поводу дорсопатий. В выборке 178 мужчин, 276 женщин, в возрасте от 6 до 76 лет. Пациенты по возрастному критерию были разбиты на 9 групп, шагом в 7 лет. Распределение по возрастным категориям представлено на рис. 1


Рис. 1. Возрастные категории пациентов
Рис. 1. Возрастные категории пациентов

Рентгенологические проявления артроза хорошо известны. На рентгенограммах (рис. 2) обычно обнаруживают субхондральный остеосклероз суставных площадок, неравномерное сужение суставной щели и остеофиты, исходящие из суставных краев [5]. При артрозе реберно-позвоночных суставов названные рентгенологические признаки обнаруживаются в области фасеток тел позвонков и головок ребер (в реберно-теловых суставах), в сочленениях поперечных отростков и бугорков ребер (в реберно-поперечных суставах).

Рис 2 Фрагмент рентгенограммы грудного отдела позвоночника во фронтальной проекции больного А. 49 лет. Отмечается неравномерность суставной щели, остеосклероз суставных поверхностей и краевые остеофиты реберно-поперечных суставов. Диагноз: артроз реберно-позвоночных суставов
Рис 2 Фрагмент рентгенограммы грудного отдела позвоночника во фронтальной проекции больного А. 49 лет. Отмечается неравномерность суставной щели, остеосклероз суставных поверхностей и краевые остеофиты реберно-поперечных суставов. Диагноз: артроз реберно-позвоночных суставов

Проведенный анализ САРП-моделей показал, что среди 452 пациентов, обследованных ранее, артроз реберно-позвоночных суставов выявлен у 97 (21,5%). Рентгенологические признаки артроза реберно-позвоночных суставов у пациентов первых двух групп отсутствовали. Минимальный возраст пациента с такими изменениями - 17 лет, мужчина. Затем частота выявления рентгенологических признаков артроза реберно-позвоночных суставов значительно возрастает. Установлено, что 8,3% больных страдают этим заболеванием в возрасте от 15 до 21 года, 14,9% - в 22-28 лет, а в возрастном периоде старше 43 лет он встречается не менее чем у 37-40% больных (таблица 1).

Таблица 1
Распределение пациентов с артрозом реберно-позвоночных суставов по возрасту
Возрастной диапазон (годы) Количество пациентов в группе Количество пациентов с АРПС
человек %
6-7 5 0 0,0
8-14 61 0 0,0
15-21 48 4 8,3
22-28 67 10 14,9
29-35 69 13 18,8
36-42 71 20 28,2
43-49 76 29 38,2
50-56 25 10 40,0
57 и ст. 30 11 36,7
всего. 452 97 100,0

Не менее важен вопрос, какие реберно-позвоночные суставы подвергаются дегенеративно-дистрофическим повреждениям наиболее часто и с чем это связано? Мы исходили из предположения, что в основе возникновения дегенеративно-дистрофических изменений позвоночника в условиях окончания его формирования лежит избыточная статическая и динамическая нагрузка [3]. Согласно концепции J.M.Littlejohn и J.Wernham максимальная частота этого повреждения должна приходиться на область нижних грудных позвонков.

Для определения частоты артроза реберно-позвоночных суставов в зависимости от локализации в позвоночнике дополнительно были исследованы 110 системных САРП-моделей 60 мужчин и 50 женщин в возрасте от 17 до 74 лет (рис. 3).

Рис. 3 Частота артроза реберно-позвоночных суставов в зависимости от локализации N=110
Рис. 3 Частота артроза реберно-позвоночных суставов в зависимости от локализации N=110

В результате проведенного исследования выявлено, что у большинства пациентов 68,8% и 63,3% (слева и справа, соответственно) артроз реберно-позвоночных суставов локализовался на уровне TIX позвонка. На уровне TX указанные рентгенологические признаки выявлены у 47,7% - 42,2% (слева и справа) и TVIII у 33,9%- 29,4%. Очевидную асимметричность распределения можно объяснить лишь тем, что максимум двигательной нагрузки позвоночника приходится на зону TVIII – TX, и наибольшую из них испытывают реберно-позвоночные суставы позвонка TIX. Таким образом, получены весомые аргументы, подтверждающие остеопатическую концепцию J.M.Littlejohn и J.Wernham

В ходе статистического анализа на основе системного анализа рентгенограмм позвоночника выявились и другие факты, объяснение которых возможно с помощью структуральной остеопатической концепции J.M.Littlejohn и J.Wernham.

Нами было предпринято исследование распределения частоты боковой клиновидной деформации тел позвонков. С точки зрения В.Г.Чокашвили и В.И.Садофьевой (2001) клиновидная форма тела позвонка, особенно во фронтальной проекции, является проявлением асимметричной продольной гипоплазии [6]. Она возникает в ходе развития и изменения позвоночника ребенка, начиная с периода внутриутробного созревания и до окончательного формирования апофизов тел позвонков (краевых каемок – лимбусов). Авторы считают, что основной причиной боковой клиновидной деформации тела позвонка является внутрикостное повреждение. Достоверным признаком клиновидной деформации тела позвонка является разница его высот во фронтальной проекции, которая измеряется на уровне латеральных краев (рис. 4). Вершина клина указывает место односторонней гипоплазии. Выше и ниже лежащие межпозвонковые диски приобретают форму обратного клина. Боковая клиновидная деформация тел позвонков сопутствует сколиотической деформации позвоночника.

Рис. 4 Фрагмент рентгенограммы шейно-грудного перехода позвоночника во фронтальной проекции больной К. 56 лет. Отмечается различие высоты тела позвонка TIV справа боковая сторона меньше чем слева. Диагноз: правосторонняя клиновидная деформация тела TIV
Рис. 4 Фрагмент рентгенограммы шейно-грудного перехода позвоночника во фронтальной проекции больной К. 56 лет. Отмечается различие высоты тела позвонка TIV справа боковая сторона меньше чем слева. Диагноз: правосторонняя клиновидная деформация тела TIV

В ходе проведения нашего исследования боковая клиновидная деформация тел позвонков выявлена у 82 (18,14%) пациентов из 452. Выяснилось, что большинство больных – 50 (60,98%) имели единичную боковую клиновидную деформацию. Два клиновидных позвонка были диагностированы у 18 (21,95%) больных. Множественные боковые клиновидные деформациями тел позвонков (от 3 до 12) были выявлены только у 14 (17,1%) больных. Необходимо заметить, что эту подгруппу составили больные со сколиозом III – IV степени.

Не менее интересно было исследовать частоту встречаемости боковой клиновидной деформации тел позвонков в зависимости от возраста пациентов (см. рис. 5). Нами выявлено, что, за исключением пациентов первой возрастной группы, на чьих рентгенограммах боковая клиновидная деформация тел позвонков не обнаружена, во всех других возрастных категориях число пациентов с боковой клиновидной деформацией было примерно одинаково и составило от 15 до 23%.

Рис. 5 Распределение пациентов по количеству случаев боковой клиновидной деформации тел позвонков в зависимости от возраста N=452, n=82
Рис. 5 Распределение пациентов по количеству случаев боковой клиновидной деформации тел позвонков в зависимости от возраста N=452, n=82

В ходе следующего этапа анализа была исследована частота боковой клиновидной деформации тел позвонков в зависимости от локализации позвонка (см. рис. 6).

Рис. 6 Частота встречаемости позвонков с боковой клиновидной деформацией тел в зависимости от локализации N=452 число случаев, n =82
Рис. 6 Частота встречаемости позвонков с боковой клиновидной деформацией тел в зависимости от локализации N=452 число случаев, n =82

Среди группы из 82 пациентов, имеющих данное изменение, обнаружено, что наиболее часто боковой клиновидной деформации подвергаются тела позвонков TIV – 16 (19,51%), TVIII (19,51%), TVII – 13 (15,85%), а также TVI, TIX , TX и LIV – 10 (12,20%). Причиной этого может служить наличие избыточной статической и динамической компрессионной нагрузки, приходящийся на передний столб позвоночника в этой зоне, особенно во II период его формирования (от 8 до 15 лет). Подтверждением этому положению служит примерно одинаковая частота клиновидной деформации тел позвонков вне зависимости от возраста пациентов – от 15% до 23%

Необычным оказалось то, что крайне редко клиновидная форма тела позвонка была диагностирована у позвонков CVII и TV, – она была зарегистрирована только у 2 пациентов (2,44%), и TXII, где боковая клиновидная деформация была обнаружена у 3 пациентов (3,66%). Также относительно редко боковая клиновидная деформация тел встречалась у TI, TII, LI позвонков, где это нарушение выявлено только в 4-5 случаях.

Интерпретация полученных данных представляет значительные трудности в силу отсутствия в доступных литературных источниках ссылок на подобные исследования. Вместе с тем необходимо заметить, что выявленные изменения совпадают с зонами наибольшего напряжения двигательной и статической активности позвоночника, выявленные в работах J.M.Littlejohn и J.Wernham [1, 2, 7, 10].

Позвоночник человека как бы «бережет» позвонки на уровне схождения силовых линий – CVII, TV и TXII, но в противовес этому, максимальной нагрузке подвергаются позвонки, располагающиеся вокруг – TIV, TVI, TVII, TVIII, TIX , ТХ и LIV .

Таким образом, метод системного анализа рентгенограмм позволил создать модель, отражающую изменение позвоночника во времени от 6 до 76 лет. Эта модель была впервые использована для детального исследования частоты возникновения основных дистрофических заболеваний.

Обнаружено, что артроз реберно-позвоночных суставов наиболее часто локализуется на уровне TVIII – TX, куда, согласно концепции J.M.Littlejohn и J.Wernham, приходится пик двигательной нагрузки. При этом наибольшая частота повреждения регистрируется в реберно-позвоночных суставах позвонка TIX.

Не менее интересные данные дал анализ боковой клиновидной деформации тел грудных позвонков. Оказалось, что достаточно часто клиновидную деформацию в результате действия компрессионных сил проходящих по позвоночнику во фронтальной проекции испытывают тела позвонков TIV и TVIII. В противовес этому, довольно редко встречается клиновидная деформация тел CVI, TI, TV и TXII грудных позвонков. Что может свидетельствовать о наличии зоны, значимой для функционирования позвоночника и всего опорно-двигательного аппарата. В совокупности с данными рентгеноанатомического анализа, где известен факт уменьшения величины тел верхних грудных позвонков от TI до TIV и, наоборот, увеличения их, начиная с тела TV, можно утверждать о справедливости концепции J.M.Littlejohn и J.Wernham, согласно которой на этом уровне локализуется интегральная зона, регулирующая процессы статики всего тела. Таким образом, данная работа принесла дополнительные аргументы в пользу правомерности концепции J.M.Littlejohn и J.Wernham.

Выводы:

  • Положения остеопатической концепции нацеливают врача на поиск принципиально новых подходов для реорганизации лучевого обследования позвоночника больного с целью объективизации результатов остеопатического лечения
  • Метод системного анализа рентгенограмм позвоночника (САРП) эффективен для объективизации патоморфологических изменений и пространственного положения каждого позвонка и позвоночника в целом у каждого больного.
  • Выявлено, что наиболее часто артрозу реберно-позвоночных (реберно-поперечных) суставов подвергаются суставы (TVII), TVIII, TIX, TX, (TXI) вне зависимости от пола и возраста человека, особенно на уровне TIX 68,8% слева и 63,3% справа. Высокая частота локализации боковой клиновидной деформации тел грудных позвонков на уровне TIV, и, наоборот, редкость клиновидной деформации тел грудных позвонков во всех возрастных периодах на уровне T дает дополнительный аргумент в пользу правомерности структуральной остеопатической концепции J.M.Littlejohn и J.Wernham.

Источники литературы

  1. Капоросси Р. Остеопатическая концепция постурального равновесия мышечно-скелетной системы для профилактики здоровья // Материалы I Международного симпозиума Клиническая постурология, поза и прикус. - ООО «ИД СПбМАПО». 2004. - 220 с.
  2. Мохов Д.Е., Егорова И.А., Трофимова Т.Н. Принципы остеопатии СПб.- Издательский дом СПбМАПО, 2004., - 78 с.
  3. Орел А.М. Системная концепция развития и изменения позвоночника человека // Мануальная терапия №3(15), 2004, -31-36
  4. Орел А.М. Рентгенодиагностика позвоночника для мануальных терапевтов. Том I: Системный анализ рентгенограмм позвоночника. Рентгенодиагностика аномалий развития позвоночника. – М.: Издательский дом Видар-М, 2006. – 312 с., ил.
  5. Тагер И.Л., Дьяченко В.А. Рентгенодиагностика заболеваний позвоночника. М., Медицина, 1971, – 344 с.
  6. Чокашвили В.Г., Садофьева В.И. Диагностика и этиопатогенетическое лечение кранио-сакральной патологии .- СПб: изд.»Ольга»; 2001, 128 с.
  7. Littlejohn J.M. Anatomic et physiologic appliguec.— Maidstone, 1956.— 234p
  8. Parsons J., Marcer N. Osteopathy Models for Diagnosis, Treatment and Practice – «Elsevier», London New York, Oxford, Philadelphia, St Louis, Sydney, Toronto, 2005, 333 p.
  9. Still AT. Osteopathie Research Pratice.— Eastlend Pres, 1992.— 281 p.
  10. Wernham J., Mechanics of the spine L.A.O. Year book, 1985

 

На правах рекламы:




 

 
Домой
Ассоциация
Конференции
Публикации
Спонсорам
 

Rambler's Top100